;Хотя, как мы уже говорили, целесообразность подобных рекогносцировок была далеко не всегда очевидной, ясно одно, что офицерам штаба не приходилось сидеть без дела ни на стоянке войск, Ни в момент, когда противоборствующие армии сближались, и надвигалась кровавая развязка. Но, как бы ни была значима работа штаба в это время, самая напряженная часть активной службы его офицеров приходилась без сомнения на момент битвы.
    В дни генеральных сражений на плечи начальника штаба и его подчиненных ложились десятки дополнительных забот:
    1.  Сбор войск, которые должны были принять участие в бою.
    2.  Подготовка войск к бою.
    3.  Расстановка их на поле будущего сражения в соответствии с указаниями главнокомандующего.
    4.  Непосредственное участие в бою.
    Штаб должен был обеспечить своевременную концентрацию всех батальонов, эскадронов и батарей на месте битвы, позаботиться о немедленном возвращении к своим частям всех выделенных до этого для второстепенных целей отрядов, проконтролировать, чтобы во всех полках были проведены проверки состояния оружия и материальной части, проследить за тем, чтобы войска были по возможности отдохнувшими, чтобы солдаты успели поесть.
    Офицеры штаба должны были также позаботиться о своевременной доставке боеприпасов к полю боя, о размещении парков с зарядами для ружей и пушек. Они должны были проверить готовность госпиталей, разместить их в наиболее удобных местах и своевременно проинформировать об их нахождении командиров соединений.
    Когда же гром пушек возвещал о начале битвы, все офицеры штаба должны были собраться на командном пункте, неподалеку от главнокомандующего (напоминаем, что речь идет о штабе корпуса, а не о генеральном штабе Великой Армии).
    Казалось бы, такое количество офицеров было чрезмерным для выполнения штабной работы в ходе боя, однако практика показывала, что их не хватало. Согласно уже хорошо известной нам инструкции маршала Нея, в день битвы «...генералы могут увеличить число офицеров штаба, взяв по одному офицеру и одному унтер-офицеру из кавалерийских полков, а также по одному полковому адъютанту и по одному старшему унтер-офицеру из полков пехоты для передачи приказов. Основные же рапорты должны быть переданы главнокомандующему через адъ­ютантов и капитанов штаба».
    Генерал Тьебо рекомендовал, чтобы «начальник штаба... держался вместе со всеми своими офицерами и офицерами инженерных войск во время всего боя поблизости от главнокомандующего, чтобы передавать его приказы, а также чтобы при необходимости выполнять ответственные миссии, как-то: заменить убитого или раненого генерала, повести ту или иную часть в атаку, собрать рассеянные отряды, произвести обходной маневр, срочно соорудить укрепление, разместить в необходимом месте батарею, снести мешающее здание, навести порядок на дороге...»
    
Действительно, многочисленная гарцующая группа пышно разодетых адъютантов и офицеров штаба, облаченных в более скромную одежду, стоявших позади главнокомандующего, быстро редела, как только воздух наполнялся пороховым дымом и ядра начинали со свистом проноситься над головами тех, кто находился на командном пункте. Адъютанты, выстроившись цепочкой, по команде «officier a marcher!» (дословно: «офицера на движение!») по очереди приближались к начальнику и получали приказ. Молодецки салютуя маршалу, щеголи в расшитых золотом ментиках и доломанах с белой, обшитой золотом, повязкой на левой руке - знаком адъютанта командующего - лихо пришпоривали лошадей и с места в галоп уносились в самое пекло боя. Под градом ядер и картечи эти блистательные офицеры вихрем пролетали к указанному маршалом полку мимо идущих в бой батальонов и эскадронов, перемахивая через разбитые лафеты, изуродованные трупы, не затушенные и еще дымящиеся бивачные костры. Другие приносились на командный пункт и отдав рапорт снова вставали в конец цепочки, чтобы через миг опять устремиться в огонь. «Альбукерке, Ла Бурдонне и я выстроились перед маршалом и отдали рапорт об исполнении приказов, которые он поручил нам передать, -рассказывает о битве под Эсслингом генерал Марбо, тогда молодой капитан, адъютант маршала Ланна. Ядро поразило Альбукерке в спину, и он, перелетев через голову своего коня, свалился замертво у ног маршала. Ланн воскликнул: "Вот и конец романа этого несчастного молодого человека! Но, по крайней мере, это красивая смерть!" ...Второе ядро прошло между седлом и хребтом лошади Ла Бурдонне... так что куски разбитого седла ранили его бедра... Оба моих товарища упали почти, что в один момент, но едва я отъехал на несколько шагов в сторону, как адъютанту генерала Буде, который подскакал к маршалу, оторвало ядром голову на том самом месте, которое я покинул за миг до этого».
    
    Офицер-ординарец Императора.
    
    Конечно, не ежеминутно подобные несчастья обрушивались на штабы, но, тем не менее, каждый час боя приносил новые и новые потери. Адъютанты и офицеры штаба теряли своих коней, падали раненые перед фронтом войск, которым передавали приказы, исчезали в вихре кавалерийских атак, так что иногда к концу боя из пышной свиты, окружавшей маршала, оставались лишь считанные единицы. «У моего друга де Вири плечо было разбито ружейным выстрелом, Лабедуайер получил картечную пулю в ногу, Ватвиль сломал плечо, упав с коня, убитого ядром, -продолжает Марбо свой рассказ о битве под Эсслингом. - Из всего штаба Ланна остались в строю только суб-лейтенант Ле Куте и я». Сам Марбо к этому моменту также получил ранение в ногу
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу

Вооружение пехоты
С тех пор как в начале XVIII в. знаменитый французский инженер-фортификатор Вобан сделал простое, но гениальное изобретение — штыковую труб­ку, позволившую крепить штык к ружью, которое не теряло при этом возможность стрелять, а также усовершенствовал. ...
читать главу