. Современный человек, привыкшый к иным средствам связи, чем те, которые были в распоряжении людей начала XIX в., не сразу сможет оценить в полной мере значимость этой работы и необходимость ее выполнения офицерами штаба, часто довольно высокопоставленными.
    
    
Генерал Тьебо (1769-1846).
    
    Казалось бы, вся суть ее состоит в том, чтобы быстро и без задержек перенести пакет с приказом или рапортом из пункта А в пункт Б. Зачем же для этого использовать командира эскадрона или, тем более, полковника? Молодой, здоровый, закаленный солдат, хорошо владеющий искусством верховой езды, казалось бы, мог сделать это ничуть не хуже, если не луч­ше, чем человек в густых золотых эполетах, но, возможно, более старший по возрасту. Действительно, в пределах расположения войск данного корпуса так и делалось. Для передачи не особенно важных бумаг использовались ординарцы из числа младших офицеров, унтер-офицеров и даже рядовых, о присутствии которых при штабе уже упоминалось. Однако когда речь шла о передаче важного приказа или рапорта, особенно на дальнее расстояние, дело обстояло совершенно иначе. Ибо, как бы ясно ни был написан приказ, как бы всеобъемлюще ни был составлен рапорт, всего предусмотреть было невозможно. Послать же гонца за новыми сведениями уже не было никакой возможности. Например, изменения обстановки могли быть таковы, что приказ уже не мог быть буквально исполнен подчиненными главнокомандующему войсками, требовалась его неизбежная модификация. Хотя, конечно, в данном случае окончательное решение оставалось за частным начальником, но огромное значение имела и позиция самого адъютанта, ведь он отныне выступал как полномочный представитель высшего начальства, который был толкователем не буквы, а сути распоряжения.
    То же самое и в отношении рапортов. Главнокомандующему могла срочно понадобиться дополнительная информация, которая изначально не должна была быть предметом рапорта. Разумеется, что ее мог дать только офицер, находившийся в курсе всех дел своего соединения. Яркий пример подобной ситуации приводит в своих мемуарах уже хорошо известный нам генерал Тьебо. Дело было еще в период первой итальянской кампании Бонапарта, когда автор, молодой офицер, только что поступил на службу в штаб дивизии Массена. Одним из первых поручений, которое он получил от своего начальника, было доставить рапорт генералу Бонапарту. «Я думал, что самое главное - это быстрота доставки депеши, - рассказывает Тьебо, - но я ошибался. Действительно, вместо того чтобы получить рапорт через дежурного адъютанта, главнокомандующий пригласил меня в свой кабинет, принял депешу из моих рук и после непродолжительного ознакомления с ней обрушил на меня поток вопросов, число которых и скорость, с которой они были заданы, превзошли все, что я мог вообразить: Сколько человек под ружьем в дивизии Массена? Сколько в 20-й легкой полубригаде, сколько в 18-й, 25-й, 32-й и 75-й линейных? Сколько в 5-м драгунском и 1-м кавалерийском? Имеют ли части дивизии отряды в тылах? Какой численности эти отряды? Где они находятся? Когда они могут прибыть к дивизии? Когда ожидают их прибытие? В каком состоянии вооружение, обмундирование и обувь солдат дивизии? Какие есть возможности для пополнения этих предметов? Каково положение артиллерии? В каком состоянии ее материальная часть и конный состав? Регулярны ли выдачи провианта в дивизии? Хорошего ли качества хлеб, мясо, вино и фураж? Сколько людей находится в госпиталях на месте, сколько в прочих госпиталях? Как содержатся эти госпитали? Какова там смертность? Что делать, чтобы ее уменьшить? На какой линии расположена дивизия? Как распределены ее войска? Какое они несут боевое дежурство? Как хорошо оно несется? Где находятся передовые посты неприятеля? На какой линии находится его квартирное расположение? Где находятся его главные силы? Каковы последние новости от него?., и т. д. и т.п.» Тьебо едва сумел ответить на часть этих вопросов. Главнокомандующий был крайне неудовлетворен, но еще больше неудовлетворен был молодой офицер. Этот эпизод заставил его задуматься над необходимостью теоретической подготовки штабных работников, чтобы начинающим офицерам не приходилось учиться работать в штабе по методу обучения плавать, когда начинающего просто бросают в воду. Так в конечном итоге родилась идея учебника для персонала штабов, идея, которая будет реализована Тьебо, уже опытным генералом, в годы Империи.
    Но вернемся к передаче приказов и рапортов. Эта работа требовала от штабных офицеров, и прежде всего адъютантов — основных ее исполнителей, напряжения всех физических и моральных сил и постоянной готовности преодолевать любые препятствия и опасности. Маршал Ней так наставлял штабной персонал своего корпуса: «Основная задача офицера штаба - быть готовым с начала кампании переносить все ее тяжести и лишения, оставаться постоянно одетым и обутым, чтобы по первому выстрелу устремиться к полю сражения».
    В том, что эти инструкции маршала исполнялись, сомневаться не приходится. Фезенсак, прикомандированный в 1807 г. к штабу маршала в качестве офицера-ординарца, вспоминал: «Сколько сложностей, сколько трудностей приходилось испытывать нам, исполняя наши обязанности. Было мало того, что днем и ночью в любую погоду, несмотря на усталость, лишения и страдания, мы отправлялись в путь с пакетами; самое главное - то, что нас мучило сознание, что мы можем не исполнить задание... Нас не спрашивали, есть ли у нас лошадь, которая может скакать галопом, как этого требовало задание (в то время, как в действительности она едва могла передвигаться), знаем ли мы край, где нам нужно будет проехать, есть ли у нас карта (а у нас ее никогда не было)
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу

Вооружение пехоты
С тех пор как в начале XVIII в. знаменитый французский инженер-фортификатор Вобан сделал простое, но гениальное изобретение — штыковую труб­ку, позволившую крепить штык к ружью, которое не теряло при этом возможность стрелять, а также усовершенствовал. ...
читать главу

Интересные статьи
Болгария
Oтношение большинства русских людей к Болгарии — особое и имеет глубокиe корни. Кто-то, еще во времена нашей вечной дружбы, хорошо провел отпуск в Албене или на Золотых Песках. Другие предпочитали курить «Родоп» и «Шипку», а не дрянные «Памир» или «Дымок». Не забудем также «Плиску», «Сълнчев брег» и прочие маленькие радости отечественной интеллигенции.
читать статью