. о размещении императорской свиты во время боя говорилось: «Когда Его Величество находится во главе своей армии перед неприятелем, он не желает, чтобы его сопровождал кто-либо, кроме лиц, ответственных за бригаду лошадей, и взвода охраны, с ним также должны находиться начальник штаба с одним из своих адъютантов и высшим офицером штаба, гофмаршал, два адъ­ютанта Императора и два ординарца.
    Все остальные адъютанты и офицеры-ординарцы Его Величества, офицеры его свиты, адъютанты, состоящие при свитах генералов, составляют вторую группу в 200 туазах (400 м) дальше от неприятеля, чем Император. С этой группой находится бригада верховых лошадей Его Величества.
    Адъютанты начальника штаба, офицеры его штаба, которые ему наиболее необходимы, офицер с сумкой с документами через плечо, генерал, командующий артиллерией армии, генерал, командующий инженерными войсками, составляют третью группу, также находящуюся в 200 туазах дальше от неприятеля, чем Император, но левее второй группы.
    Остальная часть штаба и все, что к нему относится, а также остальные верховые лошади располагаются, по крайней мере, в 600 туазах (1200 м) позади Его Величества и находятся под командованием штабного генерала.
    Дежурный эскадрон располагается в зависимости от обстоятельств».
    Впрочем, насколько исполнялся этот регламент, трудно сказать: «Когда Император слишком приближался к опасности, он отсылал всех своих офицеров и едва позволял оставаться с собой князю Невша-тельскому и герцогу Виченцскому (Коленкуру). Один паж имел привилегию не удаляться от него и подавал подзорную трубу, когда это было необходимо. Неоднократно я видел, как гофмаршал и обер-шталмей-стер были обеспокоены тем, что многочисленная и блестящая кавалькада главной квартиры слишком привлекала внимание и вражеские ядра падали совсем близко от Императора. В этом случае Наполеон намеренно оставался на месте, стараясь отослать всю свиту назад, но подобные приказы всегда плохо исполнялись, столь трудно было убедить молодых людей, таких как наши, что какое-либо опасное дело могло обойтись без их участия». Эти строки принадлежат человеку, без которого, как мы уже сказали, трудно было бы представить себе эту небольшую экскурсию по императорской главной квартире, барону Фэну. Ему же принадлежит лаконичное описание бивака, который разбивали для императора и его свиты тогда, когда пушки смолкали, а в наступающих сумерках оркестры Гвардии играли «Победа за нами!»: «На поле боя палатки Императора ставили посреди каре Императорской Гвардии. Тогда гвардейские генералы пополняли собой его двор или, скорее, военную семью...
    В императорской ставке было три главных палатки: палатка Императора, палатка офицеров свиты и палатка начальника генерального штаба. Эти палатки были из холста с синими и белыми полосами, обрамленные бахромой из красной шерсти. Жилище Императора было разделено холщовой перегородкой на две соединявшиеся между собой комнаты.
    Первая была его кабинетом. Здесь стоял небольшой письменный стол, кресло, отделанное красной кожей, предназначенное для Императора, и два табурета, один для секретаря, другой для дежурного адъ­ютанта, стол и сиденье были складывающимися. Вторая комната служили спальней, здесь ставили небольшую складную металлическую кровать с ремешками посередине, поддерживающими матрас, и занавесями из плотного шелка зеленого цвета. У подножия кровати клали коврик, взятый с пола экипажа, кроме того, в комнате находился походный туалетный прибор.
    Палатка была двойная, т. е. она состояла из внешней палатки, растянутой на колышках, и как бы вложенного в нее внутреннего тента. Промежуток между этими двумя палатками, представлявший собой служебный коридор, использовался как склад. Здесь же обычно находились комнатный лакей и мамелюк. Сюда складывали днем чемоданы, матрасы и чехлы от палаток.
    Ночью, когда Император ложился на кровать, в " кабинет" вносили два тюфяка, которые дежурный адъ­ютант и секретарь называли своими кроватями.
    Палатка, мебель, стальная кровать, матрасы - все это складывалось, помещалось в кожаные чехлы и переносилось на спинах мулов.
    Обслуживающий персонал ставки очень быстро ставил палатки - менее чем в полчаса, несмотря на то, что это делалось почти всегда глухой ночью, ибо очень часто Император принимал решение о том, где располагаться лагерем, в поздний час. Сначала очищали место, но, конечно, не так хорошо, как это могли бы сделать днем, в чем я однажды убедился и что никогда не забуду. Это было вечером после большой битвы, мы очень долго ждали, когда наконец будут расставлены палатки. Едва это было сделано, как я залез в коридор между тентами и, сморенный усталостью и сном, прилег, как мне показалось, на мягкий чемодан. Каково же было мое пробуждение! Моя кровать оказалась трупом погибшего во вчерашней битве! Horresco referens! До сих пор я содрогаюсь, вспоминая этот эпизод!»
    Конечно, не всегда императорская ставка располагалась столь неуютно. Когда армия проходила через населенные пункты, главная квартира находилась чаще всего в доме: в крестьянской лачуге или роскошном дворце - это уже зависело от обстоятельств. Неизменными оставались только порядок, организованность и энергия всего персонала ставки от Императора до последнего штабного секретаря.
    Эта безостановочная, слаженная и порой просто самоотверженная работа главной императорской квартиры и штабов соединений Великой Армии, без сомнения, еще один из «секретов» череды наполеоновских побед.
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20]
Другие статьи на эту тему:
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу

Вооружение пехоты
С тех пор как в начале XVIII в. знаменитый французский инженер-фортификатор Вобан сделал простое, но гениальное изобретение — штыковую труб­ку, позволившую крепить штык к ружью, которое не теряло при этом возможность стрелять, а также усовершенствовал. ...
читать главу

Киевская Русь, статьи :
Дружина времён Киевской Руси
Дружина во времена Киевской Руси (IX-Xвек) представляла собой отряд наёмников. Славян и представителей финно-угорских племён в ней было немного. Большую часть дружины составляли выходцы из Скандинавии – варяги. Служба в ней оплачивалась не только златом-серебром,. ...
читать главу
Крещение Руси и её расцвет
При великом князе Владимире (978-1015 гг.) Киевская Русь окончательно приобретает черты  централизованного государства. В основных русских городах он посадил на княжение 12 своих сыновей, во всём ему подотчётных. Вечевые сходы теряют своё прежнее значение и. ...
читать главу