. Елены Император сказал о Бертье следующее: «Он был необычайно активен, он следовал за своим командующим во всех рекогносцировках, во всех его поездках, не ослабляя ни на йоту свою канцелярскую работу... Он рассылал приказы с удивительной организованностью, точностью и быстротой... Он был одним из самых великих и ценных помощников Императора, никто другой не мог его заменить». Однако Наполеон отмечал также и то, что князь Невшательский был неспособен к самостоятельному руководству. «Природа, создавая людей, пожелала, чтобы некоторые из них всегда оставались в подчиненном положении, таков был Бертье. Не было лучшего начальника штаба, чем он, но он был бы неспособен командовать и пятью сотнями солдат». Впрочем, последнее свидетельство надо принимать с немалой долей осторожности. Известно, что в оценках, даваемых Императором на Св. Елене своим подчиненным, ясно проглядывает зависимость этих оценок от поведения того или иного человека в последние моменты существования Империи, и в частности в период Ста дней. Так как Бертье по ряду обстоятельств, хотя и объективного характера, не участвовал в последнем походе Наполеона, царственный узник не преминул отпустить в адрес своего бывшего соратника несколько уколов.
    Зато все, кто был близок к Бертье, будь то его под­чиненные, либо просто как высокопоставленные воинские чины, были практически единодушны. Уже не раз упомянутый нами Тьебо, опытный штабной работник и боевой генерал, но одновременно крайне желчный человек, который мало о кого вспоминал добрым словом в своих мемуарах, писал о Бертье: «У него были огромные знания и опыт штабной работы, замечательное понимание всего того, что относится к военному делу. Более чем кто либо другой, он мог держать в голове все отданные приказы и одновременно передавать их с быстротой и ясностью; ...наделенный редкой энергией, он был необычайно деятелен...»
    «Никогда ни у кого не было большей точности в службе, подчинения командующему столь беспрекословного, преданности столь безграничной, -вспоминал о Бертье генерал Фезенсак, имевший возможность не раз наблюдать начальника штаба в действии. - Занимаясь канцелярской работой ночью, он отдыхал от напряженного дня. Часто среди ночи его будили и вызывали, чтобы переделать всю предыдущую работу, и как часто вместо награды он получал лишь несправедливые упреки... Но ничто не останавливало его рвения, никакая усталость тела, никакая канцелярская работа не были выше его сил, никакое испытание не могло быть выше его выносливости» .
    Вообще, о работоспособности Бертье ходили легенды. Генерал-интендант Великой Армии Дарю ответил как-то на похвалу своей выносливости: «Князь Невшательский куда более силен: я не ложился спать только девять дней и девять ночей, а князь провел уже тринадцать суток без сна, на коне или в работе с бумагами» .
    Под руководством этого талантливого организатора находилось огромное количество офицеров, составлявших генеральный штаб. Однако указанная структура была столь обширна, что для удобства работы Бертье, подобно Императору, имел свой личный «штаб» - кабинет начальника генерального штаба (cabinet du major-general) и офицеров, предназначенных для активной службы.
    Кабинет князя Невшательского, как и всякий настоящий штаб, состоял из нескольких бюро, разделение функций между которыми не было раз и навсегда зафиксированным, а менялось от кампании к кампании. Необходимо отметить также, что ряд бюро личного кабинета Бертье возглавлялись не офицерами, а чиновниками. Что же касается офицеров для активной службы, к их числу прежде всего относились адъютанты князя Невшательского - шестеро в 1805 г., девять в 1812, а также офицеры, «состоящие при генеральном штабе». В число последних обычно входило и несколько генералов (также со своими адъютантами), которые, в частности, могли возглавлять по поручению Бертье те или иные важные службы. Например, генерал Паннетье, которого мы видим в списке штаба в 1805 г., получил в 1807 г. ответственную миссию - быть комендантом главной квартиры, а генерал Рене (также фигурирующий в списке штаба 1805 г.) был назначен комендантом занятого французами Аугсбурга, важнейшего опорного пункта операционной линии Великой Армии.
    Конечно, адъютанты князя Невшательского стояли рангом ниже генералов - адъютантов Императора однако и они не были в армии второстепенными персонажами. «Все адъютанты начальника генерального штаба были представителями самых знатных семей Франции, и то ли по случайности, то ли нарочно все мы были красиво сложены», - не без доли бахвальства вспоминает барон Лежен, адъютант Бертье с 1800 по 1812 гг. и одновременно известный художник, автор проекта униформы для адъютантов князя Невшательского. Эта униформа превосходила по блеску все вообразимое. Например, алый с белым и черным мундир фрачного покроя, который они носили, когда снимали свою шикарную униформу гусарского образца, был весь расшит золотыми дубовыми листьями. Данный тип шитья был привилегией исключительно генералитета, и никто из других офицеров (не генералов) армии и Гвардии не имел ничего подобного. С особым изяществом носил этот мундир в 1812 г. двадцативосьмилетний полковник де Сопранси, сын возлюбленной Бертье, итальянской графини Висконти...
    Но вернемся к обязанностям адъютантов. Нет необходимости еще раз останавливаться на их активной службе. Читатель может легко догадаться, что при начальнике штаба, который, погрузившись в работу, мог не спать тринадцать суток, адъютанты не томились от безделья. Дел было столько, что штатных адъютантов хронически не хватало. Именно поэтому для несения активной службы использовались все находившиеся в штабе офицеры: штатные адъютанты, адъютанты генералов, состоящих при штабе, сверхштатные офицеры, прикомандированные к штабу
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу

Вооружение пехоты
С тех пор как в начале XVIII в. знаменитый французский инженер-фортификатор Вобан сделал простое, но гениальное изобретение — штыковую труб­ку, позволившую крепить штык к ружью, которое не теряло при этом возможность стрелять, а также усовершенствовал. ...
читать главу

Киевская Русь, статьи :
Дружина времён Киевской Руси
Дружина во времена Киевской Руси (IX-Xвек) представляла собой отряд наёмников. Славян и представителей финно-угорских племён в ней было немного. Большую часть дружины составляли выходцы из Скандинавии – варяги. Служба в ней оплачивалась не только златом-серебром,. ...
читать главу
Крещение Руси и её расцвет
При великом князе Владимире (978-1015 гг.) Киевская Русь окончательно приобретает черты  централизованного государства. В основных русских городах он посадил на княжение 12 своих сыновей, во всём ему подотчётных. Вечевые сходы теряют своё прежнее значение и. ...
читать главу