;Характерна в этом отношении судьба графа де Сегюра. Вернувшись с родителями из эмиграции в 1799 г., молодой человек (ему было тогда 19 лет) не знал, чему себя посвятить. Не желая работать на гражданской службе, где все для него было запятнано следами революционной бури, не чувствуя призвания к искусствам, но обладая энергичным и волевым характером, он скучал от безделья, бесцельно слоня­ясь по улицам Парижа... Но однажды, проходя мимо Тюильри, он услышал торжественно-воинственный звук трубы и увидел отряд драгун в полной форме, вылетевший в галоп из распахнувшихся ворот. Блеск касок, оружие, развевающиеся плюмажи, призывные сигналы труб и топот копыт по мостовой произвели на молодого человека впечатление разорвавшейся бомбы. «При этом воинственном виде рыцарственная кровь предков вскипела в моих жилах. Мое призвание отныне определилось: с этого мига я был солдатом, я мечтал только о битвах и презирал иной удел...» Через несколько дней граф Филипп де Сегюр -«гусар Бонапарта», через год - офицер, а еще через несколько лет - генерал-адъютант Императора, за которым он проскакал в галоп по всем полям грандиозных битв эпопеи...
    Впрочем, несмотря на значительную массу старых дворян, влившихся в ряды командных кадров наполеоновской армии, не следует переоценивать их значение. Наполеон никоим образом не собирался реставрировать ушедший в прошлое офицерский корпус Старого Порядка. Здесь, как и в гражданском обществе, Император видел перед собой задачу слияния (fusion) старых и новых элит, причем в армии это было, очевидно, еще более важно, чем в государственном аппарате, ибо плебейский напор офицеров и генералов из простолюдинов Наполеон желал соединить с традиционными ценностями древних родов, с тысячелетней воинской культурой монархической Франции.
    Однако еще раз подчеркнем: Император был очень осторожен в этом вопросе. Зная о том, что многие представители знатных фамилий имеют солидную протекцию, Наполеон был вынужден принимать меры, чтобы сдержать неоправданно быстрые продвижения по служебной лестнице. «Не берите слишком молодых людей, есть много старых капитанов, старых лейтенантов, старых суб-лейтенантов, которые воевали и которых нужно повышать в первую очередь», - наставлял в 1809 г. Император принца Евгения, который щедро раздавал высокие чины молодежи из «хороших» семей. «Я не хочу употреблять на внутренней территории тех, кто не провел все время Революции во Франции», - пишет он военному министру Кларку в 1809 г. А затем снова повторяет тому же адресату: «Я не хочу в штабах никого, кроме тех, кто не покидал с 1789 г. французские знамена». И еще на ту же тему: «Не предлагайте мне больше офицеров из полков Изембургского и Ла Тур д'Овернь (иностранные полки с офицерами из бывших эмигрантов) для перехода в штаб или другие полки. Я хочу доверять только тем офицерам, которые всегда воевали за Францию».
    Касаясь вопроса социального состава командных кадров, нельзя обойти вниманием вопрос матери­ального положения офицеров и, в частности, соотношения служебных и внеслужебных доходов. Ниже мы приводим таблицу жалованья различных чинов (в год) и таблицу распределения офицеров по количеству внеслужебных доходов.
    Жалованье офицеров линейных полков (во франках в год)
    
Необходимо отметить, что в военное время эти доходы существенно увеличивались, выплачивались также специальные деньги на квартиру, лошадей, об­мундирование и т. д. В результате фактический доход был примерно в 1,5 раза выше приведенного в таблице. В Гвардии жалованье было еще выше, например, в полку пеших гренадер офицеры имели следующее денежное содержание:

    Денежное содержание гвардейских офицеров (полк пеших гренадер)
    
    
Из этих таблиц видно, что, во-первых, учитывая покупательную способность наполеоновского франка, жалованье командных кадров (не считая младших) было очень высоким и позволяло офицерам в звании, начиная с капитанского, вести весьма безбедное существование. Особенно велико было денежное содержание гвардейских офицеров: уже капитан Гвардии по своим доходам мог быть смело, отнесен к весьма состоятельным людям.
    С другой стороны, обращает на себя внимание то, что подавляющее большинство офицеров не имели значительного внеслужебного дохода. 86,3% командных кадров фактически не имеют иных источников существования, кроме службы (доход не более 500 франков в год), либо имеют ренту Почетного Легиона - плату, также полученную за службу.
    
    
Офицер и трубач конной артиллерии 1809-1810 гг.
    
    Подобная ситуация характерна для наполеоновской армии: ее офицерский корпус, в отличие от полуфакультативно состоящих при армии командных кадров Старого Порядка, должен в полной мере тянуть лямку службы и только с ней связывать свои надежды на продвижение в общественной иерархии. Нельзя не отметить, что Наполеон достойно вознаграждал своих офицеров и имел возможность требовать от них куда более серьезного исполнения своих обязанностей, чем это имело место в королевской армии.
    Что же касается продвижения по иерархической лестнице, оно, разумеется, не могло быть в эпоху Империи ни столь быстрым, ни столь маломотивированным, как это нередко наблюдалось в эпоху Революции
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
НА ЛИНИИ ОГНЯ
Далеко не все герои ггоедыдущих глав этой книги были героями в полном смысле этого слова. Однако всех их объединяло одно - они шли под пули и ядра неприятеля, бросались вперед в отчаянном штыковом натиске или устремлялись на врага в бешеном вихре кавалерийских атак. ....
читать главу

Инженерные войска
Э. Детайль. Саперы во время подготовки штурма. Несмотря на то что фортификационные сооружения дореволюционной Франции славились своим качеством во всем мире, а королевская армия слыла особо искусной в осаде крепостей, сооружении полевых укреплений и. ...
читать главу