;Совсем иную роль сыграло в подготовке офицерского корпуса высшее учебное заведение, которое в общем не считалось военным. Это была знаменитая Политехническая школа. Созданная в 1794 г. как институт, призванный готовить специалистов для всех областей промышленности и техники, Политехническая школа превратилась в эпоху Империи фактически в военное учебное заведение. Здесь все напоминало о войне: ношение униформы, подъемы в пять часов утра по звуку барабана. «Наши учителя походили на герольдов, наши классы - на казармы, наши перемены - на маневры, а наши экзамены - на военные смотры», - вспоминал Альфред де Виньи о лицеях эпохи Наполеона, однако это в равной степени могло быть отнесено и к Политехнической школе... Впрочем, ее выпускники формально не обязаны были идти в армию. Но едва редели ряды офицерского корпуса в армии, как Император снова писал военному министру: «Нужно посмотреть, не может ли Политехническая школа дать еще пятьдесят офицеров», и так каждый раз, когда не хватало офицеров артиллерии и инженерных войск. В результате сами воспитанники школы рассматривали ее скорее как военную. «Парижская политехническая школа была в это
    время лучшим военным училищем, и военные науки изучались здесь на чрезвычайно высоком уровне» , -писал окончивший ее в 1808 г. Хлаповский, офицер, ординарец Императора. Действительно, естественные и военные дисциплины здесь преподавались виднейшими учеными и прекрасными офицерами. Среди про­фессоров были такие научные деятели с мировыми именами, как Монж, Фуркруа, Карно, Тенар, Жюссье и многие другие. С 1804 по 1813 гг. это высшее учебное заведение закончили 1380 студентов, из которых около тысячи (!) стали офицерами, прежде всего артиллерии и инженерных войск.
    Немалую роль в подготовке офицеров для инженерных войск и рабочих рот артиллерии в эпоху Наполеона сыграла и Компьенская школа искусств и ремесел, основанная в эпоху Консульства.
    Наконец, для подготовки унтер-офицеров была учреждена соответствующая школа в Фонтенбло.
    Все эти меры способствовали значительному повышению военного и общего уровня образования командиров французской армии. Однако, как уже отмечалось, процент офицеров, получивших регулярное военное образование, оставался весьма скромным и процесс складывания армии современного типа с командными кадрами, прошедшими обязательную профессиональною подготовку в высшем или среднем учебном заведении, только начался в эпоху Наполеона и был далек от Совершения в момент падения Империи.
    Выпускников лучших военных школ и простых крестьянских парней, ставших командирами, юных аристократов из Сен-Жерменского предместья и сыновей парижских ремесленников - офицеров Империи - объединяло одно: беззаветная отвага и культ нести. «Мы говорили только о будущих победах, -запоминает лейтенант Мартен о начале трагической компании 1815 г., - о славе, которую мы добудем, о повышениях, которые мы получим. Прочь, удовольствия мирной жизни, - жалкий отдых не для истинных воинов! Покинуть все: любовь, возлюбленную, - все. чтобы сражаться!» Молодому офицеру, для того чтобы доказать, что он достоин эполет, приходилось нелегко: «Когда нужно было выбирать позиции для орудий - рассказывает один из них, - я старался ставить их нарочито близко от неприятеля и в самом гласном месте. Должен сказать, что чувство, которое мной руководило, было не желание бить врага, а заработать репутацию. Я добился этим способом того, кто заслужил доверие». Иногда желание показать свою отвагу приводило к бесполезным потерям: «Это ложное понимание храбрости отняло у Франции немало доблестных воинов, которые погибли без иной пользы для отечества, кроме той, что они приучали своих подчиненных презирать смерть и быть в состоянии преодолевать все опасности». Но «благо той армии, - говорит Клаузевиц, - в которой проявляется несвоевременная отвага, - эта буйная растительность, : на признак могучей почвы. Даже безрассудную смелость, т. е. смелость бесцельную, нельзя ценить низко: в основе своей она является той же самой душевной силой, только проявляющейся в виде особого вида страсти...»
     Лучшим свидетельством отваги наполеоновских офицеров на поле чести являются цифры потерь, понесенных командными кадрами в боях. Согласно подсчетам крупнейших французских современных историков Лемоншуа, Удайля, Бодинье, от 11,5% до 12,8%, т. е. около 10 тыс. человек, офицеров наполеоновской армии погибли в боях. В процентном отношении это значительно выше, чем потери рядового состава убитыми и умершими от ран. С другой стороны, нужно отметить, что потери офицерского состава от болезней были гораздо ниже, чем у рядовых. Командные кадры, по различным данным, потеряли лишь от 4 до 8% своей численности умершими от болезней, у рядовых же это число, как уже отмечалось, составляло не менее 30%. Разу­меется, сказывались лучшие условия содержания и лучшие материальные возможности офицеров, но не только это. Вне всякого сомнения, немалую роль играл и психологический фактор. Офицеры с большей стойкостью переносили лишения, а самое главное, до конца сохраняли товарищескую взаимопомощь. В тяжелейших условиях отступления из России, когда солдаты и офицеры находились практически в равных условиях перед лицом лишений и когда офицерам приходилось еще чаще, чем обычно, рисковать собой под пулями, потери рядового и командного состава оказались, тем не менее, в процентном отношении совершенно различными. В некоторых полках вокруг изодранных знамен оставались лишь уцелевшие офицеры с горстью унтерофицеров и солдат. 4-й линейный полк под командованием полковника Фезенсака является характерным примером. Из трех тысяч солдат и унтер-офицеров этой части, перешедших Неман (с основной массой войск или позже в числе подкреплений), вернулись не более 300, а из 109 офицеров -49, т. е. в строю осталось только 10% рядовых и 45% офицеров (в 4,5 раза больше!)
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
НА ЛИНИИ ОГНЯ
Далеко не все герои ггоедыдущих глав этой книги были героями в полном смысле этого слова. Однако всех их объединяло одно - они шли под пули и ядра неприятеля, бросались вперед в отчаянном штыковом натиске или устремлялись на врага в бешеном вихре кавалерийских атак. ....
читать главу

Инженерные войска
Э. Детайль. Саперы во время подготовки штурма. Несмотря на то что фортификационные сооружения дореволюционной Франции славились своим качеством во всем мире, а королевская армия слыла особо искусной в осаде крепостей, сооружении полевых укреплений и. ...
читать главу

Интересные статьи
Болгария
Oтношение большинства русских людей к Болгарии — особое и имеет глубокиe корни. Кто-то, еще во времена нашей вечной дружбы, хорошо провел отпуск в Албене или на Золотых Песках. Другие предпочитали курить «Родоп» и «Шипку», а не дрянные «Памир» или «Дымок». Не забудем также «Плиску», «Сълнчев брег» и прочие маленькие радости отечественной интеллигенции.
читать статью