. Однако не вызывает сомнения, что революционные войны стали поворотным моментом в тактике артиллерии. Ясно также и то, что именно Бонапарт был тем генералом, который систематически стал применять эту смелую и эффективную тактику в ходе боев вверенной ему Итальянской армии.
    Ярким примером, иллюстрирующим манеру действия батарей молодого полководца, является эпизод битвы при Кастильоне. Это знаменитое сражение, в котором на карту была поставлена судьба Италии и армии Бонапарта, произошло 5 августа 1796 г.
    В ходе битвы назрела критическая ситуация, когда стало ясно, что от обладания высотой Монте-Медо-лано на левом фланге австрийской армии зависит исход боя. Тогда французский главнокомандующий отдал приказ своему любимому адъютанту Мармону подготовить штурм этого ключевого пункта решительными действиями артиллерии. «Он отдал всю конную артиллерию в мое распоряжение, - рассказывает Мармон, - она состояла из пяти рот, обслуживающих 19 орудий... У неприятеля были орудия более крупного калибра, и я мог выйти победителем из борьбы, лишь приблизившись к нему вплотную. Хотя местность в общем была открытой, прежде чем подъехать к подножию холма и развернуться на нужной дистанции, необходимо было пройти через узкое дефиле. Вражеские ядра осыпали его. Я устремился в этот проход в колонну по отделениям, то есть по два орудия, поставив впереди роту, которую я считал самой худшей. Колонна устремилась вперед, ее голова была разбита вражеским огнем, но остальная часть моментально развернулась на короткой дистанции от врага и интенсивным точным огнем сбила половину его пушек, неприятельской пехоте также досталось. Подошедшая дивизия Серю-рье... атаковала неприятеля. С этого момента битва была выиграна...» Таким образом, со времени походов Бонапарта тактика, основанная на концентрации огня и решительных наступательных действиях, становится типичным образом поведения французских батарей. Наполеоновские артиллеристы совершали в реальных боях маневры, которые намного превзошли своей отвагой дерзкие идеи Гибера и дю Тея. Последний считал, например, довольно смелым маневром выдвижение пушек на дистанцию 800 метров от неприятеля. Батареи же армии Наполеона выносились в галоп на пистолетный выстрел от противника! В битве при Ватерлоо гвардейская конная артиллерия, ведомая майором Дюшаном, понеслась прямо к английским позициям. Офицеры штаба недоуменно следили в под­зорные трубы за пушками, мчащимися во весь опор на линии неприятельской пехоты. «Можно подумать, что Дюшан дезертирует», - якобы даже сказал Император. Но орудия Гвардии остановились на расстоянии 25 метров(!) от врага и открыли огонь.
    «Самый лучший принцип (действий конной артиллерии) - это подъезжать как можно ближе и палить как можно чаще», - так резюмировал будущий генерал Фуа, тогда полковник артиллерии, первую составляющую тактики конных батарей. Его старший коллега генерал Леспинасс, командовавший артиллерией в Итальянской армии Бонапарта, коротко сформулировал вторую составляющую: «Не разбрасывать пушки по боевой линии, но всегда занимать мощными батаре­ями выгодные позиции и крушить врага массированным огнем».
    Ярким примером действий артиллерии армии Наполеона, где были полностью реализованы эти принципы, является атака батареи Сенармона под Фридландом. 14 июня 1807 г. в генеральном сражении у этого города с русской армией под командованием Беннигсена Император поручил генералу Сенармону проложить дорогу наступающим колоннам. Сенармон получил под команду 36 орудий, с которыми он выдвинулся на 400 метров от противостоящих ему войск и открыл частую пальбу, затем, когда бившие в ответ французам батареи частично снялись с позиций и ослабили свой огонь, Сенармон приказал продвинуться еще на 200 метров вперед, а затем, после нового ураганного обстрела, он выехал на дистанцию 100 метров от русских позиций. Его орудия грохотали не умолкая. Все попытки пехоты и кавалерии атаковать батарею были отражены шквалом картечи: как уже упоминалось в предыдущей главе, французские пушки давали по три-четыре выстрела в минуту. Не считаясь с потерями, Сенармон продолжал свою жестокую канонаду, пока не подавил противостоящие батареи и не проложил своим огнем дорогу для наступающих колонн. Потери французских артиллеристов были немалыми: 56 человек убитыми и ранеными, однако можно себе представить урон, который они нанесли храбро стоящим под их жерлами батальонам, если учесть, что все 2816 зарядов были выпущены по сомкнутым густым массам с дистанции хорошего ружейного выстрела! Пример действий батарей Великой Армии на поле боя под Фридландом показывает, что фактически в Наполеоновскую эпоху произошел настоящий переворот в тактике артиллерии и ее роли на поле боя. Из «полезного и важного дополнения» для пехоты и кавалерии она превратилась в самостоятельный могучий род войск, способный решать важнейшие тактические задачи.
[<<--Пред.] [1] [2] [3]
Другие статьи на эту тему:
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу

АРМИЯ В БОЮ
На  основании данных второй главы читатель мог сделать вывод, что основные потери, а следовательно, и главные тяготы солдаты Великой Армии претерпевали не в огне схваток, а в утомительных переходах, на холодных биваках и в заброшенных госпиталях... И все же,. ...
читать главу